Особенности психологической реабилитации детей, переживших насилие

Особенности психологической реабилитации детей, переживших насилие

21.12.2020
Особенности психологической реабилитации детей, переживших насилие
© depositphotos.com

Насилие над детьми со стороны взрослых – глобальная проблема, которая требует пристального внимания. По данным ВОЗ, последствиями жестокого обращения могут быть пожизненные нарушения физического и психического здоровья. Реабилитация детей, переживших насилие, требует особого подхода, рассказала сотрудникам АНО «ЦИСМ» клинический психолог, психотерапевт, старший преподаватель факультета психологии ИОН РАНХиГС Анна Зуфман.


– Какие особенности существуют в поведении детей, переживших насилие?


– Каких-то однозначных маркеров практически не существует, но есть ряд признаков и особенностей, присутствие которых должно насторожить: повышенная тревожность ребёнка, наличие многочисленных страхов, задержки умственного и эмоционального развития, нарушения речи (например, заикание), пугливость или, наоборот, вызывающее, конфронтирующее поведение (агрессивность, воровство, лживость). Самыми характерными признаками можно считать симптомы нарушения привязанности: недоверие по отношению к взрослым, невозможность установить тёплые отношения или, наоборот, заметная «прилипчивость», демонстративная покорность. Иногда такие дети не делают различий между «своими» и «чужими» взрослыми, ведут себя одинаково с собственными родителями и с незнакомыми педагогами или социальными работниками. Правильно диагностировать такие признаки может специалист – психолог, психотерапевт или педагог.


Часто последствия пережитого насилия проявляются в играх детей или историях, которые они рассказывают: игрушечные «герои» или персонажи сказок могут говорить о пережитом опыте гораздо красноречивее самого ребёнка. Сами дети часто стыдятся опыта насилия, пытаются скрыть повреждения (синяки, ссадины) или лгут окружающим о причинах их возникновения. Часто ребёнок, получивший травму в результате несчастного случая или во время игры, с удовольствием многократно рассказывает подробности (таким образом он помогает сам себе справиться со стрессом), гордится шрамами, описывает обстоятельства, при которых он их получил. Ребёнок-жертва насилия склонен скрывать свои повреждения, он чаще отказывается говорить о том, как он их получил, или рассказывает туманные неубедительные истории.


Однако сама идея того, что по каким-то отдельным признакам мы можем установить, подвергался ли ребёнок насилию, кажется мне небезопасной: с одной стороны, наличие всех перечисленных признаков может быть связано с какими-то другими проблемами в семье или детском коллективе, но главное – отсутствие этих признаков ещё не является гарантией того, что с ребёнком всё в порядке. Тут как с депрессией: иногда по поведению или внешнему виду невозможно заподозрить, что происходит что-то плохое.


– Какие существуют виды и особенности психологического насилия?


– Традиционно к психологическому насилию относят различные виды эмоционального давления, запугивание, принуждение, манипуляции, шантаж, нарушение или игнорирование границ человека, сексуализацию, систематические унижения. Единой классификации не существует, и некоторые специалисты трактуют это понятие слишком широко, включая в эту категорию любые проявления гнева или принуждение ребёнка к чему-либо. Это не совсем корректно. Чтобы определить, является ли то или иное действие насилием по отношению к ребёнку со стороны взрослого, важно понимать, что отношения между ребёнком и родителем изначально неравные, у родителя больше власти и больше ответственности. Именно родитель отвечает за безопасность или благополучие ребёнка, и, если он использует этот дисбаланс власти в своих интересах или злоупотребляет беспомощным положением ребёнка, мы можем считать его действия насилием.


– Как насилие влияет на личностное развитие ребёнка?


– Часто систематическое насилие (психологическое, физическое, сексуальное) вызывает нарушения темпов развития (задержку развития или неравномерное, «парциальное» развитие: в каких-то сферах ребёнок явно опережает сверстников, а в каких-то отстаёт от возрастных норм). Иногда нарушение развития проявляется в когнитивной сфере: ребёнок может демонстрировать задержку интеллекта или внезапный регресс. Когда уже усвоенные им навыки утрачиваются, он возвращается к каким-то более ранним формам поведения, могут появиться нарушения внимания, способности к сосредоточению и усвоению информации, у совсем маленьких детей может нарушиться или пропасть речь.


Но гораздо чаще мы видим нарушения со стороны эмоционального и личностного развития. У детей, подвергавшихся насилию, могут быть симптомы нарушений привязанности, проблемы с установлением адекватных взаимоотношений с другими людьми, склонность к агрессии или нарушение контроля эмоций, импульсивность, склонность к девиантному поведению. По данным эмпирических исследований, именно пережитое в детстве насилие может стать причиной развития пограничного расстройства личности. Кроме того, некоторые исследователи связывают с опытом насилия в детстве склонность к зависимостям и злоупотреблению психоактивными веществами у взрослых.


– Есть ли шанс полностью восстановить психику ребёнка после пережитой травмы?


– Шанс есть, но в целом эффективность работы с таким ребёнком зависит от множества факторов: длительность и систематичность насильственных действий по отношению к ребёнку, наличие или отсутствие тёплых поддерживающих отношений со взрослыми (потому что присутствие насилия в семье не всегда означает отсутствие тёплых отношений, часто эти феномены сочетаются друг с другом), то, в каком возрасте случилась травма, индивидуальные особенности каждого ребёнка. И даже при учёте всех этих факторов вывести однозначную «формулу» успеха невозможно, потому что все мы разные. Одинаковые по интенсивности действия могут вызвать разную реакцию не только у разных людей, но и у одного и того же ребёнка в зависимости от того, на каком этапе развития он находится, какие возрастные изменения переживает в данный момент.


Так или иначе, чем раньше случится терапевтическое или психокоррекционное вмешательство, тем больше шансов избежать долгосрочных последствий. Чаще всего полностью «отыграть» ситуацию и сделать так, словно этого опыта у ребёнка не было, невозможно, и какие-то отдельные личностные особенности и единичные нарушения останутся, как останутся сложности с доверием и тревожность. Но в этом случае задача специалиста – помочь ребёнку адаптироваться к жизни с этими особенностями, скомпенсировать их, чтобы они не мешали ему развиваться дальше.


– Как правильно работать с детьми, пережившими насилие со стороны взрослых (физическое или психологическое)?


– Я думаю, невозможно работать с детьми, пережившими насилие, не установив перед этим доверительные отношения между психологом и ребёнком. Иногда на это уходит больше времени и сил, чем на саму коррекционную работу. Важно создать для ребёнка атмосферу безопасности и взаимного уважения, научить его этому, создать пространство, в котором существуют стабильность и нерушимые границы.


А какими методами и в каком подходе при этом будет работать психолог, уже не так важно: это могут быть и психодинамическая психотерапия, и протоколы когнитивно-поведенческой терапии, и недирективная игровая психотерапия. Кроме того, для эффективного восстановления важно прекратить систематическое насилие над ребёнком: если, допустим, родители водят ребёнка к психологу, но дома продолжают его бить или унижать, работа специалиста может оказаться бесполезной.



Вернуться к списку