Психолог: в цифровом обществе востребовано живое общение

Психолог: в цифровом обществе востребовано живое общение

04.12.2020
Психолог: в цифровом обществе востребовано живое общение
© depositphotos.com

Социализация – важнейший этап взросления ребёнка. Он определяет его место в обществе, черты личности, модели поведения. Традиционно влияние на подростка оказывают школа, домашнее окружение и сверстники. В современном мире на первый план выходит общение в интернете – почти 100% детей ежедневно посещают социальные сети. О том, как цифровая среда меняет условия социализации подростков, сотрудникам АНО «ЦИСМ» рассказала клинический психолог, кандидат психологических наук Софья Тарасова.


 – Как социальные сети изменили особенности поведения подростков?


– Человек, безусловно, существо социальное: одними «цифрами» сыт не будешь. Общение – это базовая человеческая потребность, в том или ином варианте она есть у всех. И люди её реализуют: в реальном пространстве, в виртуальном. Чаще современный человек реализует её и там, и там. По опыту клинического консультирования могу сказать, что потребность в реальном общении с живым человеком есть даже у подростков, страдающих шизофренией. Например, у девочки одиночество ассоциировалось с «голубым экраном монитора». При том, что одним из диагностических признаков шизофрении является именно сниженная потребность в общении.


– В каких возрастных группах наиболее остро проявляется проблема зависимости от гаджетов?


– Игровые зависимости были всегда. Сегодня они тоже есть в самых разных возрастах. Это могут быть компьютерные игры, закрытые игровые клубы. Психологическая помощь и профилактика в ситуации зависимости заключается в понимании, поиске настоящей причины данного явления. Потому что игровая зависимость может быть у азартной личности, человек от природы такой. Тут можно попытаться перенаправить интересы во что-то более конструктивное. Обычно, кстати, азартные подростки довольно легко переключаются, когда встречают референтную группу: например, будущий биолог идет в биологический класс.


Игроком может стать человек, который неуспешен в реальной жизни. Он недоволен собственной внешностью, умом, над ним смеются. В интернете же у него есть возможность представить себя каким угодно. Здесь мишенью психологической коррекции будут проблемы с самооценкой и образом «Я». Хочется предостеречь родителей от категоричных запретов или «подкупов» («ты моешь посуду, я тебе два часа интернета»). Лучше все же разбираться с причиной зависимости в каждом конкретном случае.


– Сегодня модно говорить о феномене «цифровых аборигенов» – поколения «Z». Каким рискам они подвергаются с точки зрения информационного потока?


– У детей в плане гаджетов есть неоспоримый плюс – они в них практически родились и выросли. В каком-то смысле технические «довески» к человеческому телу – это уже среда обитания. Отмечу, что об информационных стрессах, побочных эффектах цивилизации, цифровизации говорят с начала прошлого века.


Я верю в адаптивную природу человека, много раз наблюдала её компенсаторные возможности при диагностике и консультировании. Человек уже в детском возрасте физиологически и психологически чувствует избыточность информации, вредность такого избытка. В классике жанра это именуется информационным стрессом. Закономерно, что индивид старается защититься. Например, на консультации 11-летняя девочка (обычная по умственному развитию, не книжный вундеркинд) говорит: «Да ну его, этот What’sApp, удалю его, у меня там 500 сообщений, все читать буду?!» И это не единичный случай.


Опасность заключается в том, что нас активно стремятся сделать потребителями услуг, набирает обороты сетевой маркетинг. Чем меньше человек мыслит, тем проще его запросы и тем больше он покупает.


– Как в цифровом пространстве происходит трансформация межличностных отношений?


– Здесь есть камень преткновения: отношения между человеком и «цифрой», человеком и гаджетом. Как говорится, вещи для нас или мы для вещей? Нет ничего плохого, чтобы с помощью технических средств освободить голову и руки. На манер стирки не в тазике, а в машинке. Однако для этого у человека надо формировать смысловые запросы, иначе будут те самые зависимости. Эта мысль передаётся в утопии Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». А чтобы были смысловые запросы, необходимо полноценное общение. Не надо отмахиваться от ребёнка, когда он спрашивает, почему трава зелёная, а небо голубое. В следующий раз он станет искать в интернете, и, возможно, действительно интересными и нужными данными не ограничится.  


На мой взгляд, насколько активно человек использует те или иные средства/гаджеты, зависит не столько от возраста, сколько от типа личности. Есть люди более консервативные – они тоже нужны в обществе для стабильности. Если сформированы смысловые потребности (иметь достойное образование, работу, стать хорошим членом общества), конфликты из-за гаджетов между ребёнком и родителем можно решить.


Чрезвычайно важно общаться с детьми, особенно в периоды возрастных кризисов: 3 года, 7 лет, подростковый возраст. Ребёнок не знает, как дружить, как любить, гаджет этому не научит. А вот если мы, взрослые, готовы оказать помощь – дети обратятся обязательно. Эмоционально помочь человеку может только человек: взрослый – ребёнку, врач – пациенту, учитель – ученику.  



Вернуться к списку